Аукцион
истории
«Человек должен дозреть до этого». Как ветеран АТО начал выращивать клубнику
Текст
21 — сентября — 18:10

Через два месяца после возвращения из АТО Николай Стецькив отправился во львовский центр занятости. Сначала думал — просто получить пособие по безработице. А в итоге вышел с идеей начать собственный бизнес. Им оказалась клубника. Репортаж Киры Толстяковой. 

«Спробуй, має бути солодкою».  Середина жаркого августа. Мы в 20 километрах от Львова. Стоим в теплице, где невообразимо вкусно пахнет клубникой. Николай протягивает мне сочную ягоду. 

31-летний Николай Стецькив — собственник этой теплицы. Ветеран АТО. Многодетный отец. Собственно, вся семья прямо под боком. Собирают ягоды. Супруга Иванна, сыновья Роман, Захар, Юлиан, Станислав и даже годовалая Варвара, самая младшая. 

«Варуся вже знає, яку полуницю треба зривати, якої стиглості». — Николай не в силах сдержать улыбку. — «От зараз вона зірвала і несе мамі показувати…  Бачите, вже має три ягоди в руках».  И все три Варвара честно кладет в корзинку, заботливо подставленную старшими братьями. Чего-чего, а клубникой наедается все семейство вдоволь — даже домой не нужно везти. Можно сорвать и съесть прямо здесь — так даже вкуснее, кажется.

Слух о молодом ветеране-предпринимателе, который начал выращивать клубнику, разлетелся далеко за пределы его 40 соток

«Були складні моменти, коли з продуктами  в сім’ї було дуже непросто.  Але ми це пережили, знайшли сили рухатися далі. Підтримка дружини зіграла величезну  і вирішальну роль у моєму житті. Вона дала те, чого я не мав все життя. Вона повірила в мене». На этих словах голос Николая дрожит. Ему действительно непросто вспоминать то время, когда в семейный бизнес Стецькивы рискнули и вложили все. И продолжают инвестировать до сих пор.

До 2014 года Николай, живший с тогда уже немаленькой семьей на окраине Львова, работал строителем — делал ремонты. Когда начались боевые действия — говорит, не хотел и не мог сидеть дома. «Маючи дітей, маєш відповідальність. А в мене сини. Що я потім буду їм говорити? Чому я не пішов? Чому я ховався?». 

Николай на крыльце неподалеку от теплицы с тремя из пятерых детей

Пока Николай вспоминает свой 2014-ый, дети усаживаются вокруг него. Заметно, что отец для них — авторитет. Они внимательно слушают его рассказ и время от времени подходят обнять. «Два місяці я не міг зібрати жодної довідки!» —  вспоминает Николай о своих походах в военкомат. — «Там не давали, там відмовляли.  Я вже зібрав отакенний пакет документів, щоб бути контрактником, приходжу в військову частину, а там кажуть, що знову не ті документи. Абсурд. Я можу бути корисним, а мені відмовляють! Коли я вже в самому військкоматі почав конкретно насідати, сказали: «Слухай,  займайся дітьми вдома, без тебе впораються».

Такое предложение Николаю не понравилось. И он решил все равно идти на войну — добровольцем. Его без проблем приняли в батальон патрульно-постовой службы особого назначения «Львов». Николай попал в штурмовую группу. Прошел Северодонецк, Лисичанск, Станицу Луганскую.

Підтримка дружини зіграла величезну  і вирішальну роль у моєму житті. Вона дала те, чого я не мав все життя. Вона повірила в мене

«Було страшно. Але це був адреналін, який затягував, як наркотик… Я не знаю, як в інших, але коли ти все це бачиш, чуєш ці постріли і розумієш, що тобі просто щастить. А комусь — не щастить. І ти це все починаєш фільтрувати в своїй голові. А потім вертаєшся додому і спостерігаєш, що ситуація без змін. Нікому нічого не потрібно. Кожен пристосувався і став себе почувати комфортно, використовуючи гасло «Слава Україні!» і вишиванку. І от все, що я бачив навкруги, не те, що дратувало, воно було тихенькою бомбою повільної дії», —  вспоминает Николай. 

Два месяца после возвращения из АТО Николай провел дома, с семьей. Приходил в себя. А потом отправился во львовский центр занятости. Сначала думал, что просто на первых порах получит пособие по безработице. А в итоге вышел с идеей начать собственный бизнес: «Пішовши на один тренінг, другий, я вирішив чітко, що будемо подавати свій бізнес-план на отримання одноразової виплати для започаткування власної справи. Це невелика сума. 30 тисяч гривень. Але теж гроші». 

Чем именно Николай будет заниматься, решали на семейном совете вместе с женой. Пересмотрели и перечитали много видео и литературы. Ближе всего по духу оказалась ягода. А остановиться решили на клубнике.

Николай не жалеет, что два года назад не побоялся и рискнул начать выращивать клубнику. И сейчас убеждает не бояться рискнуть других ветеранов АТО

«У моїй ситуації вийшло, що я пішов ва-банк, бо підтримки я не мав. А коли ще й озвучував, що хочу йти в аграрний сектор, то взагалі казали: їдь на заробітки, як нормальні хлопці, заробляй гроші, годуй дітей — і буде тобі щастя. Мовляв, на землі ніхто не заробив і не доробився, і не доробиться. Я не міг зрозуміти, чому одні заробляють, а інші не мають такої можливості? Звісно, я би міг поїхати кудись за кордон. Але було і лишається відчуття, що я все роблю правильно».

В ягодное дело вложили все: силы и деньги, полученные от центра занятости, и кредитные, и свои. Спустя два года суперприбылей у семьи Стецькивых прежнему нет. В этом бизнесе ее так быстро и не будет. Органическая ягода приносит урожай минимум 7 месяцев в году. Отбоя у покупателей нет. За то время, что мы провели в теплице, Николаю несколько раз звонили и спрашивали, можно ли заказать килограмм-другой сладкой клубники. Покупают его органическую продукцию в том числе и жители села, на территории которого находится участок Николая.

Через два месяца после возвращения из АТО Николай отправился во львовский центр занятости. Сначала думал, что просто получит пособие по безработице. А в итоге вышел с идеей начать собственный бизнес

«Знаємо про нього. І купляємо в магазині он там, за рогом», — рассказывает женщина в платке, которая ведет коров на выпас. — «Це дуже тяжка праця, те що він робить. І хотіти займатись це не так просто». Она кивает головой, а потом уже, заметив камеру, начинает смущаться: «Ой, та не знімайте… мої порвані штани!» И уходя, хохочет.

Сейчас у Стецькивых засажено 40 соток. Из них только десять — Николая. Этот участок он получил как участник АТО. «Навкруги всі ділянки роздані учасникам АТО», — он показывает на землю вокруг теплицы. — «Це моя ділянка, яку я отримав. Всі наступні – моїх сусідів, в яких я взяв в користування.  Навпроти — також учасників АТО, які попередньо дали мені згоду на користування їхньою ділянкою».

«Альбион, Азия, Альба, Ваймбранд, Клерия… планируем Мальвину…», — Николай с удовольствием объясняет, какие сорта дают больший урожай

У него вообще планы на будущее грандиозные. Николай хочет развивать тут, на Львовщине, агротуризм. Чтобы на его плантациях, кроме клубники, росли и другие ягоды. И чтобы сюда, за 20 километров от Львова, приезжали семьями отдыхать. Сами срывали на участке понравившиеся ягоды, и здесь ими же лакомились. Пока это планы на будущее.

Но уже сегодня слух о молодом ветеране-предпринимателе, который занялся фермерством, разлетается далеко за пределы его 40 соток.  Журналисты приезжают снимать о нем сюжеты. Николая часто зовут в тот самый центр занятости, с которого все начиналось. Безработных или начинающих предпринимателей молодой фермер пытается убедить, что свое дело — это риск, но это же и удовольствие: «У нас в любому напрямку можна бути успішним, якщо це буде якісно. Головне — не боятися. Це основне — позбутися страху. Ну тут якраз учасникам АТО простіше в цьому напрямку. Бо страху вони вже позбулися, коли приїхали сюди».

Час іде, і він настільки короткий, щоб присвятити себе або людині, або професії, що не приносить задоволення, — це змарнувати його даремно

Не бояться рисковать убеждает Николай и других ветеранов АТО, которые тоже с удовольствием приезжают сюда, чтобы расспросить о тонкостях ягодного дела. В одно время с нами на участок к Стецькиву приехал Богдан, который служил в «Азове». Вернувшись из АТО, захотел открыть свое дело. Тоже ягодное, но пока присматривается к малине.

«Альбіон, Азія, Альба, Ваймбранд, Клерія… планується Мальвіна…», — Николай водит Богдана по участку и объясняет, какие сорта не приживаются, какие дают больший урожай, а с какими — лучше вообще пока повременить. — «І головне, про що думай одразу — як поливати. Без води не можна ніяк!». 

Николай вспоминает, как на собственных плечах таскал баллоны с водой из реки в 400 метрах от участка, пока не провел нормальную систему орошения.  Потом показывает Богдану теплицу, которой всего год. И вспоминает, насколько непросто все это было монтировать. И насколько приятно теперь приезжать сюда семьей и собирать урожай.

«Cказати, що я люблю свою справу — це, напевно, нічого не сказати»

«Це важливо — приїхати сюди і побачити на власні очі, чим я займаюся. Зрозуміти, це вигідно чи не вигідно. На пальцях роз’яснити. Показати всі свої мозолі, всі плюси і мінуси. Для цього людина має дозріти». 

Николай рассказывает Богдану из «Азова» о своем деле с таким увлечением, а мне кажется, что я начала слушать его так же, как его собственные дети. Решаю спросить, насколько он уверен сейчас, что выбрал именно свое дело. То дело, которому ты отдаешь все силы. То дело, которое занимает все твое время. То дело, которое и работой даже не назовешь.

«Якщо людина буде займатися тими речами, які їй не подобаються, вона впаде в ряд депресій, звільнень і пошуків себе.  Якщо ми живем для того, щоб комусь догодити, то ми ж забуваємо про саме основне. Час іде, і він настільки короткий, щоб присвятити себе або людині, або професії, яка не приносить задоволення, — це змарнувати даремно час.  Cказати, що я люблю свою справу — це, напевно, нічого не сказати.  Тут я себе найшов, і це мені приносить неймовірне задоволення. А особливо — коли споживач щасливий». 

Довольных владельцев клубники мы видели собственными глазами. Когда под вечер развозили заказы. И сами попробовали сладкую ягоду, которую так бережно выращивают Стецькивы.  

#бизнес #ветераны АТО #клубника #Львов
ПОДЕЛИТЕСЬ В СОЦСЕТЯХ
еще рано уходить, это еще не все
В Украине запретили слово «інвалід»
В Британии появился министр по одиночеству
Вспоминаем первое виральное видео в интернете
Возле Чернобыльской АЭС построят солнечную электростанцию
load more
еще чуть-чуть