Аукцион
истории
«Живем как живется». Три истории переселенцев с особыми потребностями
Текст
Фото
22 — августа — 14:58

В 2014-м на Востоке Украины начались бои, и некогда известный на всю Донецкую область курорт Святогорск стал местом, куда стекались сотни бежавших из зоны военных действий. Сейчас в городке, который находится всего в неполных 80 километрах от КПП в Бахмуте, живут около двух сотен переселенцев с особыми потребностями и их близкие. Журналист Татьяна Козак поехала в Святогорск и поговорила с некоторыми из них.

Первые переселенцы — в  2014 году — были из Славянска и Краматорска. Они бежали из осажденных боевиками Гиркина-Стрелкова городов. После них были другие — из Донецка, Горловки, Дебальцево, где тоже шли тяжелые бои.

Переселенцы не хотели или не могли подолгу оставаться вдали от дома — возвращались, как только появлялась такая возможность, или двигались дальше — в города побольше.

Сейчас в Святогорске живет около 200 переселенцев с особыми потребностями и их близкие. Их перевезли сюда в октябре 2016 года из Одесской области —  по решению властей. Для многих — это уже третий переезд. И пока непонятно, надолго ли они здесь.

Сейчас в Святогорске живет около 200 переселенцев с особыми потребностями и их близкие. На фото — одна из святогорских улиц

Один из корпусов санатория «Святые горы», где живут переселенцы, более-менее оборудован для тех, кто передвигается на колясках — есть пандус, специальные поручни в туалете и душе. Но есть и проблемы — вода только холодная, зимой помещения плохо отапливаются. В городке часто сложно достать нужные лекарства и невозможно получить специализированное медобслуживание — для этого нужно ехать в Славянск.

Переселенцы говорят: «Мы уже привыкли, ничего страшного». Самое страшное для них – еще один переезд в какое-то новое место.

Маргарита и Светлана

Маргарита — общительная девушка. Она обнимает нас и целует, тянет за руку в сторону корпуса, где она живет со своей семьей — мамой Светланой, папой Александром и младшей сестрой. Светлана Никулич, мама , неподалеку — она всегда где-то совсем рядом с дочерью. За Ритой нужен особый уход и внимание — врачи в детстве поставили ей диагноз «олигофрения», рассказывает она. 

Светлана и Рита

Отсюда до их дома в Авдеевке не так уж далеко. Но уже третий год они не могут туда вернуться — там линия фронта.

«Двое детей, садики толком не работают, — куда девочек девать. Дома ж не оставишь, обстрелы постоянные. Воды нет, света нет. У нас электроплита, нет газа в доме — как ребенку объяснишь, что еды не дам сегодня», — говорит Светлана.

«Рита ходила в реабилитационный центр, развивалась. Я на работе работала, приносила какую-то пользу. А сейчас что – ничего!», — рассказывает она. До 2014 года Светлана была сотрудницей Авдеевского коксохима, муж Александр работал в службе МЧС при комбинате. После начала обстрелов бросили все и уехали.

Хоть в Святогорске и тихо, но для Маргариты это все-таки не совсем подходящее место для жизни — здесь нет специализированных школ для развития. Все ее занятия последние три года — рисование и прогулки с мамой.

Тем временем девушка стала официально взрослой — ей в прошлом году исполнилось 18 лет. Для семьи это и радость, и новые проблемы — вдали от дома возникли сложности с переоформлением ее пенсии. Как объясняет Светлана, процесс затянулся не по ее вине, и в результате уже семь месяцев не могут получить выплаты — а это серьезная дыра в их крошечном семейном бюджете.

Светлана с мужем показывают комнату на пятом этаже санатория, где они живут вчетвером с дочерьми

В отличии от Одессы, предыдущего места поселения семьи, где Александр и Светлана занимались уборкой на территории пансионата, в Святогорске для них работы нет. Светлана попросила начальство санатория нанять ее дворником. Ответили, что своим платить нечего, рассказывает она. Женщина поясняет, что из-за Маргариты это был единственный из возможных сейчас вариантов работы для нее.

«Посадила ее на лавочку, я мету, она сидит – такой вариант», — говорит Светлана.

Работу мужу предложили только в Славянске, но на дорогу бы уходило около 70 гривен в день  —  большая часть всей зарплаты, а это семью не  никак не устраивало.  

«Молодых, симпатичных, здоровых берут», — констатирует ее муж Александр.

«Мы сегодня оказались в такой ситуации тяжелой — я не знаю», — усмехается горько Светлана. Семье грозит выселение из-за неуплаты за жилье. Хоть оплата и символическая – 14 грн. в сутки с человека, они не могут себе ее позволить. Говорят, что переселенческих денег едва хватает, чтобы прокормиться всей семьей. Во многом выживают за счет горячих обедов из Святогорской Лавры — за ними каждый день ходит Александр, это его обязанность.

Светлана показывает свою комнату на пятом этаже санатория, где ютится семья из четырех человек. Здесь буквально негде развернуться. Женщина просит прощения, что неубрано – говорит, все утро проплакала, не было настроения из-за плохих новостей о возможном выселении.

Единственная отдушина для Светланы — вышивка бисером. На стенах комнаты висят ее работы — иконы, пейзажи, натюрморты.

Светланы вышивает бисером, в том числе иконы

«Это так для души, посижу, повышиваю, поплачу. Душа успокоится, нормально. Жить как-то надо дальше», — рассказывает она.

На будущее семья Маргариты планов не строит. «Откуда нам знать, что дальше будет», — говорят они. 

Валентина и Анатолий Иванович

Валентина и Анатолий Иванович приехали сюда позже всех. Задержались в больнице — у него был инсульт. Еще Анатолий Иванович — незрячий. Валентина, его гражданская супруга, помогает ему уже десять лет.

До начала боевых действий жили в Енакиево. Потом, как и многие тогда, поехали в Бердянск. Думали, на несколько месяцев, оказалось — надолго. После Бердянска их распределили в Сергеевку под Одессой, где они прожили целый год.

«Там тоже те еще условия были — здание 10 лет не эксплуатировалось. Селили в одну комнату, другую — делали ремонт, грибок выводили. Как в общежитии было», — вспоминает Валентина. Затем их переселили в Куяльник, а после оказались здесь, в «Святых горах».

До начала боевых действий Анатолий Иванович и Валентина жили в Енакиево

 Валентина и Анатолий Иванович не работают, живут на пенсии и пособия. Валентина говорит, что ее здоровье позволяет ей подрабатывать, но своего спутника на целый день она оставить не может.

«Это дома он привык — я могла пойти в магазин, он знает, где чашка стоит, ложка лежит, где какой уголок, ходил не бился. А здесь сколько раз шишки набивал себе о двери», — говорит заботливо женщина.

«Втянулись и живем как живется», — говорит Анатолий Иванович.

Супруги говорят, что здесь условия неплохие и воздух хороший, чистый. А в Куяльнике была другая «отдушина»  — море. «С утра как уйдем на море, забываемся», — вспоминает Валентина.

Забываться есть от чего — жилье в родном Енакиево они потеряли, квартира была разрушена в ходе боев.

«Это если возвращаться туда, нужно ехать в Донецк, ругаться с Захарченко, чтобы выбить себе угол… Когда-то будет что-то. Не будем же мы тут всю жизнь», — говорит Валентина.

Ирина

57-летняя Ирина Жилина из тех, кого в бюрократических документах и справках называют инвалидами детства. Женщина не может ходить, потому ей, как и другим «колясочникам», выдали комнату на первом этаже.

«Здесь отлично! У меня есть даже индивидуальный туалет», — хвастается она.

Раньше женщина жила в Светлодарске, в квартире на четвертом этаже, откуда почти не выходила.

«Во время обстрелов меня волонтеры из церкви в Славянске на себе вытянули. Все убегали, а я не могла. Сидела и молилась, смотрела в окно — там разбомбили, тут разбомбили. Все это у меня на глазах», — вспоминает женщина. Тогда она перенесла сильный стресс и надолго слегла. Но сейчас говорит, что чувствует себя гораздо лучше.

Волонтеры помогли ей получить ходунки — говорит, раньше таких у нее не было. Потом уговорили пройти медкомиссию и получить коляску. Теперь, впервые в жизни, она может самостоятельно передвигаться.

«Мир не без добрый людей», — говорит Ирина с благодарной улыбкой.

На территории санатория «Святые горы»

Женщина планирует возвращаться домой. Правда, ее навещали недавно подруги из Светлодарска и попросили подождать —  пока обстрелы закончатся. Светлодарская дуга — одна из напряженных точек на линии фронта на сегодня.

«Как закончится война, обязательно поеду домой», — все же говорит Ирина.

#АТО #беженцы #переселенцы #Святогорск
ПОДЕЛИТЕСЬ В СОЦСЕТЯХ
еще рано уходить, это еще не все
Наверняка BLAGOмарафон преподаст урок новой украинской филантропии
Этой фотографией НАСА прощается с Сатурном
«Донорство — дуже проста річ, яку може зробити кожен»
Mobility Unlimited Challenge: инновационнный проект на $4 млн ради свободы движения
load more
еще чуть-чуть