Аукцион
СМЕНА идет
17 — мая — 19:46

Едоки картофеля и выпускницы факультета чувствительности, монархисты и эскаписты, цветущие сады и новые герои – как и зачем работают арт-резиденции на Востоке Украины

Улицы Бахмута будто укрыты бриллиантовым паве. Это сверкает угольная крошка, которой посыпают тротуары зимой вместо песка. В центре можно встретить местную достопримечательность — зарабатывающую игрой на флейте «девушку со змеей, но без змеи». Город знаменит ансамблем лежащих памятников. Свергнутые скульптуры лежат на свалке истории под городом — это Ленин, у которого стараниями анархистов в 00-ых на пару дней ботинки окрасились в желтый цвет, и революционер Артем, в честь которого город в советское время переименовали в Артемовск. Новый — зеркальная «Тень поэта», в которой можно увидеть небо под ногами — таким и задумывался. Искать его нужно в городском сквере у живописного строения в стиле ар-деко, где во время Второй Мировой в подвалах собрали 3000 жителей еврейской национальности — затем заживо замуровалив заброшенной алебастровой шахте.

Изучать городские легенды в Бахмуте — занятие благодатное. Кажется, что для усиления впечатления о городе сами жители не прочь выдавать мифы, которые укрепляют приезжих в исключительности места. Картину городских легенд в 2018 пополнили еще две. Картина «Едоки картофеля», написанная в подражание Ван Гогу, но с местными героями, и открывшийся в мае «Факультет визуальной коммуникации и чувствительности».

Это — результат арт-резиденций фонда ИЗОЛЯЦИЯ в рамках проекта «Смена A-I-R». Изгнанная из Донецка институция активно работает с Восточным регионом, провоцируя его жителей на творческое осмысление своих городов. Художественные резиденции «Смена A-I-R» проводит с 2015 в рамках Проекта “Укрепление гражданского доверия” (UCBI II), который финансируется Агентством США по международному развитию (USAID). В марте-апреле2018 прошли резиденции в Покровске, Бахмуте, Лисичанске и Старобельске, к маю художник показали результаты. «Позитивная витаминизация», — называют арт-интервенции в города кураторы и участники, которые разными способами настраивают здесь механизм коммуникаций. В Бахмуте за него отвечали Алевтина Кахидзе и Евгений Самборский.

Художник Евгений Самборский

Эффект Ван-Гога

«На подъезде к Константиновке мне стало казаться, что я все это уже где-то видел. В окне поезда мелькали дома, похожие на этюдные зарисовки Ван Гога картины «Едоки картофеля». Люди на остановке были в одинаковом и темном», — рассказывает Евгений о том, как после ознакомительной поездки в марте со «Сменой A-I-R» придумал повторить скрученных бедностью работяг из «Едоков» в Бахмуте.  

После ему встречались лишь подтверждения эффекта Ван Гога. Оригинальные «Едоки» были писаны с семьи шахтерского региона. Бахмут не знаменит углем, но здесь тоже есть шахты — соляные. Работала восточная рифма: Ван Гог был страстно увлечен Востоком — Японией, Бахмут — один из центров Восточной Украины. После нашелся местный Ван Гог — художник Сергей Садчиков. Серия «Старый Бахмут», за которую Сергей в 2000 получил звание «Человека года» в тогда еще Артемовске, напомнила Евгению эскизы голландца.

Художник Сергей Садчиков

Самому Сергею везет делать проекты по духу эпохи. В 1975 году на Всесоюзном фестивале самодеятельного творчества в Москве за монументальное полотно кремезных рабочих «Смена идет» получил звание лауреата. Теперь он написал «Едоков», и даже в духе золотого века голландской живописи вписал себя в картину.

Едоки картофеля в Бахмуте

Бахмутская семья «едоков картофеля» перебралась из квартиры ближе к земле и собственному картофелю в частный сектор 15 лет назад.  Старшая в семье — Ольга Алексеевна (на картине справа). Ее фамилия Вышедская — родом из Белоруси (там есть село Вышедки), она же переехала в Бахмут с Кубани. Сын Дмитрий (на картине рядом с Ольгой) родился еще в Ставропольском крае, его пять детей уже здесь — итого у Ольги Алексеевны 11 внуков и правнуков. Внучка Ана — рядом с Дмитрием. Маша — спиной к зрителю, ей в глаза смотрит муж Ростислав.

Картина предельно реалистична с одним исключением: ни герба Бахмута, ни желто-голубого флага в реальности не наблюдается. Настенный ковер украшают часы с кукушкой 1871 года (Реликвия досталась от деда-кузнеца. По семейной легенде, он работал в кубанском филиале Singer, был успешен и основателен, так что «справил» своим пятерым сыновьям по часам, а трем дочкам по швейной корпоративной машинке). У часов висят иконы и портрет Николая II.

Такая кураторская правка — жест понятный. В этом доме живет семья монархистов, которые в духе православной риторики рассуждают о том, что скоро придет к власти царь-батюшка. Если смотреть на это слишком издалека, все покажется слишком «ватным», чтобы приглядываться. Но чтобы в этих людей, особенных и типичных одновременно, все же всмотрелись, по-человечески очень хочется.

Семья «Едоков картофеля» — художники аматоры, которым было непривычно позировать: обычно они находятся по другую сторону холста. «Искусство ради искусства — когда оно не приносит денег», — шутит сын Дмитрий о семейной страсти к художеству. Их дед кузнец писал каллиграфическим почерком. Ольга Алексеевна хранит альбом акварелей и графики — срисовывала по памяти картины, которые видела в Третьяковке и Эрмитаже, хотя сделала карьеру в шахтоуправлении — ушла на пенсию начальником производственного отдела. Вот «Неизвестная» Крамского, вот «Девочка с персиками» Серова. Период реализма в семье сменился сюрреализмом — сам Дмитрий свое увлечение эстетикой Дали называет «немного другим взглядом на вещи».

Семья Вышедских, с которой писали бахмутовских «Едоков картофеля»

— Моя любимая — вот эта: душа парит к небу, и персты воздвигнуты к нему, и люди — маленькие силуэты — идут к горнему миру, — трактует мама.

— Кто знает, мама, может я рисовал яичницу, — шутит в ответ сын.

Следующее поколение семьи осваивает новые формы. Внук Георгий (он сейчас живет в Арзамасе) делает оригами из цветной бумаги. О серии пасхальных яиц в семье говорят: «Фаберже отдыхает». Дочь Маша делает наивные миниатюры и выкладывает их в @masha_risuet, в этом стиле расписала стены первого культурного пространства в городе FreedomHouse. Устраивает ситуационные перформансы. У Маши есть клип на песню про дохлых животных: в финале она сидит на плече памятника Артема и рефреном поет «Мы все умрем». Когда путешествует автостопом, рассказывает свои вымышленные биографии. В одной из них она — радиоведущая программы путешествий Алиса. Бегающий на сьемке правнук Тимофей (сын присутствующей на картине Анны) не по годам смышленый. В три года на вопрос о том, как провел день, ответил: «Мы кидали мяч. Звучит конечно не очень», а в пять уже сделал осознанный выбор — жить с бабушкой. Благодаря ей у правнука такая развитая речь и фантазия.

— Как-то нашу квартиру ограбили. Ни одной картины не взяли, — веселым голосом рассказывает Дмитрий. — Унесли икону Николая и телевизор.

— Я пошла к батюшке, он сказал, если читать молитву «об утрате украденного», вещи вернутся. Через неделю уже были дома, — дополняет Ольга.

Старшее поколение семьи живет в вере уже 26 лет. Дмитрий крестился в 20 лет, Ольга — в 50. Набрали дома полную ванну воды, позвали батюшку, осуществили обряд. Оттого в доме много икон — в том числе фамильная, рубленная в исторических перипетиях топором и восстановленная Дмитрием. 

— У нас нет будущего, и это окрыляет, — говорит Дмитрий, который между ласковым троллингом приезжих краеведческими теориями вставляет задушевное. — Мы за царя-батюшку. Когда род Рюриковичей закончился, нам привезли Романовых. Кто сейчас придет? Помазанник Божий.

Цветущие сады востока 

Молодое поколение семьи «Едоков» живет в другой внутренней эмиграции. Маша после референдума в 2014, когда боевики ДНР захватили Краматорск, где она училась, уехала автостопом в Западную Украину. Ее муж Ростислав, айтишник, — в Киев. После вернулись сюда — жить в параллельном мире.

С друзьям художниками они рассуждают о том, что нужно открыть арт-центр на местном электрозаводе. Вспоминают, как в 90-е хотели из еще экономически стабильного города со своими погребами артемовских вин сделать туристический «восточный Львов», придумав под проект макабрическую легенду о посещении Бахмута Захер-Мазохом. Сейчас Слава охотно водит туристов показать сваленных в кучу на свалке истории Ленина и Артема, и считает, что местные «уже понимают цену, если звать Путина».

Но идеологией в семье не меряются, потому живут мирно. Как и все остальные жители города, которые не спешат высказываться о политике перед приезжими. Взгляды легко проверить по лингвистическому тесту с именами улиц, которые массово поменяли на проукраинские после изгнания ДНР-овской власти в 2014. Кто-то живет на улице Независимости, а кто-то — Советской, кто-то — Артемовске, а кто-то уже в Бахмуте.

Сам город — благодатное место для слухов. По словам Олега Абрамова, старшего научного сотрудника краеведческого Музея, легенд о Бахмуте в разы больше официальных версий происхождения города. Название — хазарский топоним, который значит «Цветущие сады». Первое упоминание о приграничной станице датируется 1571 — далее нее шло южное Дикое Поле. К 1700 здесь уже было полноценное поселение.

Тимофей Вышедский

С легендами все веселее. Во времена кризисов регулярно всплывает история о том, что в местной речке Бахмутке когда-то затонула галера, полная золота. В лихие 90-е прошлого и 10-е нынешнего века добровольцы приходят справиться о карте. До референдума 2014 приходили люди в военном — искали доказательств того, что Бахмут — часть русского мира. Им указывали на тот исторический факт, что в ноябре 1917 году над зданием Бахмутской земской управы впервые на Донбассе подняли желто-голубые флаги Украинской народной республики.

Восточная Вергилиада

Алевтина Кахидзе — арт-Вергилий по Востоку Украины. Художница называет себя «альтернативной журналисткой», которая «рисует факты», и ее наивный язык зарисовок в стиле комиксов оказывается универсальным. Благодаря ее работам на выставкеPost-Peaceв Гааге в 2015 мне удалось объяснить модным журналистам, почему называю конфликт на Донбассе «войной». «Історіюміста Полуниці Андріївни, або Жданівка»для выставки «Горизонт подій»в Мистецком Арсеналев 2016 я фотографировала и отправляла маме в Донецк — и впервые мы сошлись в мнениях о донбасском вопросе. Сейчас Алевтина занялась глубинными интервью с местными жителями. В Славянске с проектом «Метамисто» команды «Гараж Генг» провела перформантивный воркшоп «Профилактика окупации». В Бахмуте с проектом ИЗОЛЯЦИИ «Смена A-I-R» из десяти дней три посвятила общению с местными жителями и представила проект «Факультета визуальной коммуникации и чувствительности».

Художница Алевтина Кахидзе

«Раньше запросто могла про какие-то конфликты рассуждать, а сейчас вижу, как все сложно. Чтобы иметь мнение, нужно знать. Чтобы знать, нужно быть, находить время, изучать. И нельзя раскодировать этот процесс, сидя в Киеве и читая тексты», — говорит Алевтина, пока объясняет эффект, который со старта поражает в Бахмуте. В рабочие будни город выглядит, как в воскресенье: все находятся на рынке или в очередях у банкоматов. Кажется, только этим здесь и заняты. Так и есть, но не местные жители. В город съезжаются жители близлежащих оккупированных территорий: снять свою или родительскую пенсию в банкомате, а после купить необходимое на рынке — в ДНР дорого. Без знания о пенсионерах кажется, что Бахмут заполнен рабочего вида фрилансерами с неспешным графиком и высокой покупательской способностью.

На открытии своего «Факультета визуальной коммуникации и чувствительности» Алевтина Кахидзе представила ментальную карту Бахмута и Горловки. Карта располагается на 4 этаже расквартированного в Бахмуте Горловского института иностранных языков — по Садовой 78-А. Стены института исписаны позитивными фразами о голубой мечте и жизни в розовом цвете на французском и английском. После переезда декан института предложила студентам размалевать их, чтобы скрыть плохой ремонт. Роспись Алевтины расположена на верхнем этаже, ее дополняют рисунки на бумаге с местами города, которые показались художнице интересными. Если из-за ремонта или переезда роспись уничтожится, рисунки останутся.

Процесс создания росписи «Факультета визуальной коммуникации и чувствительности» Алевтины Кахидзе

В центре ее работы — три героя, которые отражают «уровни восприятия» местной ситуации: беспристрастный туриста, стремящегося не усугубить конфликт медиатора и эмоциональный «борца с электричеством». На открытии проекта были все типы. Приехавшие кураторы и журналисты, местная прогрессивная пресса bahmut.in.ua. В роли борца с электричеством выступил Владимир Дериведмедь, владелец патриотического магазина «Эней», который продвигает проукраинские идеи в местном обществе. Бывший военный, который отслужил в батальоне «Донбасс», теперь создал ГО «Мирный Донбасс», чтобы разработать алгоритм действий после войны. Воздействие на жителей Востока он проводит с акцентом на украинский язык и символику. На витрине его магазина — расшитые крестиком сорочки, мотанки, украиноязычная литература. Вопросы Владимир задает скорее для того, чтобы высказать свою позицию, но не услышать чужую.

«В Киеве винят или оправдывают жителей востока в том, что произошло. А в Бахмуте, к примеру, считают, что им просто повезло, и их город не захватили боевики ДНР», — рассказывает Алевтина о мифах, которые узнала из общения с местными на арт-резиденции «СМЕНЫ A-I-R».Самый главный — о том, что местный голова заплатил днр-овцам, чтобы покинули город. «Мне в этом случае интересно – сколько», — говорит художница, которая конечно же не получила ответ от жителей. Из любимого — проекты на будущее: на месте сброшенного Ленина опрошенные предложили поставить бронзовый телевизор, или свести всех сброшенных в процессе декоммунизации советских идолов на границу с временно оккупированными территориями.

Так в процессе диалога сформировалась основная часть проекта «Факультета визуальной коммуникации и чувствительности» — 12 папок дипломной работы, которую студентам предлагается заполнить до 30 июня. Задания — от перевода текстов об оккупации до предложения провести самостоятельную работу следопыта — взывают к критическому размышлению на тему оккупации.

«Вопрос — что ты хочешь: кого-то поддержать или кого-то поменять. Чтобы менять, нужно много ресурсов, знания и времени. Я хочу поддержать», — объясняет Алевтина свою задачу. Она убеждена, что логика разрешения военных конфликтов проходит в строго определенном порядке «установления мира, поддержания мира, конструирования мира». Пока дело не дошло до мира, осталась поддержка.

Фото: Василина Врублевская

Текст: Татьяна Соловей

ПОДЕЛИТЕСЬ В СОЦСЕТЯХ
еще рано уходить, это еще не все
Владимир Яценко: Как продюсировать кино и рекламу в Украине?
Мітап з Катериною Бабкіною: як бути письменницею?
На мастер-классе Леры Бородиной презентовали проект Okay Monday
Charitum meetup с Элиной Крупской
load more
еще чуть-чуть