Аукцион
истории
Работа по вызову. Как устроена Киевская станция скорой помощи
Текст
Фото
04 — сентября — 16:13

Саша Горчинская и Юля Вебер узнали, как работает Киевская станция скорой помощи и ее диспетчерская — то самое место, куда стекаются звонки со всего Киева, когда вы звоните по номеру 103.   

Первый, кого мы встречаем, попав в здание Киевской городской станции скорой помощи – Борис Николаевич. Он вальяжно раскинулся на стуле в приемной и не обращает на нас никакого внимания. Посапывает, закрыв оба глаза, и совершенно не реагирует, когда к нему обращаются. Борис Николаевич – это большой, толстый, почти полностью белый кот. И он живет здесь вместе с подружкой – кошкой Настей, которая сейчас как раз ушла куда-то прогуляться.

— Настя его строит постоянно, лапой ему как врежет. А я говорю: Борис Николаевич, ну что ты? Хоть бы сдачи дал! – рассказывает нам о жизни котов женщина, секретарь приемной, которая сидит здесь же, за своим рабочим столом. Она достает смартфон и показывает фотографии: на полу, прямо посреди приемной, Борис Николаевич лижет правое ухо своей подруге. 

Кот Борис Николаевич в приемной Киевской городской станции скорой помощи

Станция скорой помощи функционирует в Киеве с 1902 года. С момента основания она сменила не так уж много локаций и сейчас находится по адресу ул. Богдана Хмельницкого, 37, соседствуя со зданием Музея медицины.

Экскурсию по Киевской станции скорой помощи, она же – Центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф города Киева – нам проводит заведующий консультационно-информационным центром, врач неотложки  Александр Комашко. Первое, что он сообщает: почти все сотрудники стесняются давать комментарии и позировать на камеру. 

Заведующий консультационно-информационным центром, врач неотложки Александр Комашко

В этот момент через открытые двери главного входа вальяжно входит Настя – та самая белая кошечка, возлюбленная Бориса Николаевича. У Насти слегка завернуто одно ухо. Она делает большой круг по холлу, недоверчиво нюхает протянутые к ней руки и уходит прочь.

Слева от входа, прямо под ящиком для входящей корреспонденции, виднеются два стула, накрытые помятыми тряпками в белой шерсти. Под ними, на специальной белой пеленке – мисочки с едой и водой. 

Кошка Настя. Слева на заднем плане — Настино «гнездо» на стуле и миски для воды и еды

— Что ж, идем в диспетчерскую, — командует Комашко. Мы поднимаемся на третий этаж и минуем один из стеллажей здешнего музея. За стеклом на полках собраны медицинские препараты, старинные инструменты вроде многоразовых металлических шприцов, зажимов и игл, а еще – десятки коллекционных моделей машин скорой помощи разных времен и эпох.

Диспетчерская же – то самое место, куда стекаются звонки со всего Киева. Мужчины и женщины в одинаковых форменных рубашках – белых, в нежную розовую полоску, сидят за компьютерами в несколько рядов. Принимают звонки, что-то клацают на мониторе и поправляют наушники с микрофонной гарнитурой.

— Когда вы звоните в 103, попадаете на кого-то из них, — Комашко делает жест рукой, показывая на диспетчеров. – Они фиксируют вызов и переадресовывают на какое-то отделение. Всего в Киеве 17 отделений. Тогда уже выезжает бригада, которая предоставляет помощь.

Диспетчерская – место, куда стекаются звонки со всего Киева

По правилам, на экстренный вызов бригада должна прибыть до 10 минут с момента фиксации вызова. На деле же ситуации бывают разные: пробки, ДТП, нехватка или отсутствие машин в нужном районе, отчего вызывается бригада из соседнего района.

— Нужно понимать разницу между скорой, экстренной помощью и неотложкой. Экстренная – это срочные случаи. Аварии, ДТП, сердечные приступы, инсульты, тяжелые травмы и так далее. Слегка повышенная температура и кашель экстренными ситуациями не считаются, — объясняет Комашко. – Неотложка – это бригады при поликлиниках, больницах, которые обслуживают, к примеру, обострения хронических заболеваний. Они не выезжают на аварии, время их реагирования, согласно нормативам, составляет до часа. 

Форма работающих в диспетчерской — бело-розовые полосатые рубашки

Над головами диспетчеров – несколько плазменных мониторов. На двух из них открыт сайт с видеонаблюдением, который показывает пробки и ситуацию на дорогах Киева в режиме онлайн. Еще на одном мониторе – карта, где видно перемещение карет скорой помощи по всему городу. Их отслеживают по GPS-маячкам. Машинки отмечены точками разного цвета: черные, синие, зеленые, красные, желтые.

— Это условное обозначение текущего статуса: бригада свободна, занята, едет на вызов, выезжает с вызова, стоит на базе, ну и так далее, — поясняет Комашко.

Большой зал, в котором сидят диспетчеры, с правой стороны отделен от окон небольшим застекленным проходом, щедро обставленным цветами в вазонах. Вазоны – огромные и стоят на полу. В дальнем конце зала – невероятных масштабов пальма с листьями размером как слоновьи уши. Комашко рассказывает, что это растение притащила сюда одна из сотрудниц, потому что пальма просто перестала влазить в ее квартиру. Теперь под ней что-то вроде уголка для отдыха, где можно посидеть и пообщаться друг с другом.

Доктор Комашко и та самая пальма

Тут же, за стеклянной перегородкой – еще три диспетчерских. Они поменьше, в каждой работает не больше четырех человек. Первая – справочная о госпитализации. Позвонив в 1503, можно узнать, был ли госпитализирован конкретный человек. Вам сообщают только «да» или «нет». Остальная информация считается конфиденциальной —  ее выдают по отдельному запросу.

Следом за ней – служба 1583. По этому номеру звонящим дают советы о том, как оказать первую помощь до приезда врача, консультируют о медицинских препаратах и их действии и отвечают на самые разнообразные вопросы. В этом отделении работает три женщины, но сегодня их двое, потому что одна – на больничном. За компьютером у окна – врач-консультант Галина Лукьяненко. Ее общий стаж работы в медицине – 40 лет.

Галина Лукьяненко работает в медицине в общей сложности 40 лет

— У нас очень много интересных вызовов, — рассказывает Галина Федоровна, снимая очки. У нее очень отточена дикция – почти как у диктора радио. Оказывается, когда-то женщина работала в медицинском колледже и вела лекции.

Сейчас, говорит Галина Федоровна, очень часто звонят мамы, которые не уследили за своими детьми. Малыши, оставленные без присмотра, едят песок, пьют химию для уборки и мойки, после чего получают отравление.

— Сегодня, например, звонила мама, у которой маленький ребенок наелся ягод черного паслена. Они ядовитые. Ребенку до трех лет тут можно посоветовать только зондовое промывание, — рассказывает Галина Федоровна. Затем вспоминает еще одну историю – с тех времен, когда еще ездила на вызовы в составе детской реанимационной бригады. Пока родители хлопотали вокруг праздничного стола, малыш свалился с признаками отравления. Оказалось, выпил дихлорэтан – очень жесткий клей, который используют для склеивания пластика, пластмассы и оргстекла. Отец ребенка принес жидкость с работы, отлил в бутылку из-под колы и поставил на подоконник, где стояла целая «батарея» напитков к праздничному столу.

— Нас вызвали уже, когда ребенок почти сознание потерял, а жизненно важные показатели организма начали падать, — добавляет женщина. Ребенка тогда удалось спасти.

Галина Федоровна предостерегает от самолечения тяжелыми препаратами

Галина Федоровна признается: иногда работать приходится, даже когда ты на отдыхе. Однажды, говорит, пошла на пляж вместе со своей подругой-фельдшером, и увидела, как неподалеку пляжники вытаскивают из воды и пытаются самостоятельно реанимировать утонувшего. Взялись помогать и буквально вытащили парня с того света.

Еще одна большая проблема сейчас, по словам Галины Федоровны, это самолечение тяжелыми препаратами: людей привлекает, что антибиотики продаются в свободном доступе, и что они действуют очень быстро. Но не все понимают, что выписывая себе антибиотики, могут сделать организму еще хуже, сетует она. 

В диспетчерских висят не только электронные мониторы с отслеживанием ситуации в режиме онлайн, но и обычные бумажные карты

Коллега Галины Федоровны по подразделению– Зинаида Сичкарь. Здесь работает почти семь лет. До этого много лет работала акушером-гинекологом, а потом преподавала в медицинском колледже. 

— Иногда спрашивают такое, что просто на голову не налазит, — делится впечатлениями Зинаида Леонидовна. – Вот, например, только что дедушка звонил. Говорит, я когда потею и руками себя тру, что-то белое по телу катается, это нормально? Я ему говорю, ну мыться нужно, в душ ходить, жарко же. А он: «Что, прям каждый день?»

«Иногда спрашивают такое, что просто на голову не налазит», — признается Зинаида Леонидовна

Популярные вопросы, с которыми обращаются в эту службу – отправления, легкие бытовые травмы, головокружения, укусы насекомых.

Очень часто одни и те же бабушки и дедушки звонят по многу раз в день, и сотрудницы службы терпеливо и тщательно диктуют старикам по буквам название того или иного препарата. 

— А как-то женщина звонила и спрашивала, может ли она заразиться ВИЧ-инфекцией во время орального секса, если «презерватив был сухой». Я не поняла вопроса, говорю, с какой стороны он был сухой, изнутри или снаружи? Если снаружи, то вы что, талька наелись перед этим? – стеснительно улыбается Зинаида Леонидовна.

Популярные вопросы, с которыми обращаются в подразделение, где работает Зинаида Сичкарь, – отправления, легкие бытовые травмы и укусы насекомых

За этой диспетчерской – отделение, где сидят кардиологи. Они могут выезжать в составе бригад на вызовы, а могут работать и здесь, на месте. Врачи из бригад скорой высылают им кардиограммы пациентов, а те, в свою очередь, помогают с расшифровкой и советами, что делать дальше. Работают в этом отделении мужчины, но они стеснительно машут руками, поначалу отказываясь фотографироваться и общаться. Но потом один из них все-таки сдается.

—  У нас большая база, почти 37 тыс. пациентов. Случаи бывают очень разные. На смену – порядка 10-15 вызовов. Не всегда сердце – это проблемы людей в возрасте. Иногда пациенты – совсем молодые люди около 30-ти. Как-то был вызов к 18-летней девушке, но тот случай был обусловлен генетикой, — рассказывает кардиолог Владислав Белошапко. Работает в этом центре около трех лет. 

Кардиолог Владислав Белошапко

Белошапко объясняет: часто о сердечных недугах могут свидетельствовать и непрямые признаки. Например, внезапная одышка, обильное потоотделение, чувство, будто где-то в спине защемило нерв. В летнее время, говорит он, пациентов с сердечными проблемами больше – жара сказывается на здоровье негативно. 

Кот Борис Николаевич зевает на стуле в приемной

Во дворе, на парковке у здания – несколько карет скорой. Возле одной из них – молодая женщина в форме, Янина Пушнина. Она работает в бригаде экстренной скорой помощи уже больше пяти лет. Страсть к скорой помощи появилась у нее еще в раннем детстве. Ее работа ей нравится.

— Меня привлекает экстрим, то, что ты никогда не знаешь, что тебя ожидает на вызове. Бывает, по телефону говорят, мол, катастрофа, а на самом деле все в порядке. А бывает наоборот – вроде ничего такого, голова закружилась, а потом оказывается, что у человека инсульт, — говорит Пушнина.

Она ловко открывает двери в карете скорой, запрыгивает внутрь и показывает содержимое реанимобиля. Здесь – и каталка, и шины, и набор на случай принятия родов на дому или по пути в больницу, и даже строительная каска, если вызов поступил со стройки.

Янина Пушнина: «Никогда не знаешь, что тебя ожидает на вызове»

Количество вызовов зависит от времени года и от времени суток. Днем – больше, ночью – меньше. Зимой – больше пациентов, чем летом, потому что все разъезжаются на период отпусков. Увеличивается количество вызовов осенью, с началом учебного процесса, когда добавляются школьные драки и другие травмы, полученные в учебных учреждениях.

— Кстати, за последние пару лет ночных вызовов все-таки стало больше. Раньше – до пяти за ночь максимум. Сейчас – может быть до десяти. Это связано с активной ночной жизнью: клубы, рестораны, пьяные драки, подвиги под действием алкоголя, — рассказывает Пушнина. Она акцентирует внимание и на том, как воспринимают украинскую медицину иностранцы. В основном, говорит девушка, выходцы из других стран и заграничные гости уверены, что медобслуживание в Украине – не на высшем уровне. Но когда получают квалифицированную помощь быстро и качественно, очень удивляются. 

В реанимобиле есть даже строительная каска — если вызов поступил со стройки

Пока Пушнина показывает содержимое реанимобиля фотографу, я спрашиваю у Комашко о зарплатах. Выгодно ли работать в экстренной медицине в Украине, и насколько эта сфера популярна среди молодежи.

— Конечно, зарплата небольшая. Зависит от того, сколько работаешь, от профессиональных достижений. Но, в среднем, это 4-5 тыс. гривен. Сложно, учитывая, что на каждом столбе висят объявления о том, что за неквалифицированный труд предлагают от 7 тыс. и выше, — отвечает Комашко. И зачем-то вспоминает о том, что сейчас как раз ажиотаж по поводу биометрических паспортов – многие, мол, видят в этом шанс выехать за границу подзаработать денег разнорабочими. 

Можно, конечно, соглашается он, уйти работать в частные клиники. Разница в том, то там не работают с экстренными случаями, это – фактически неотложка, которая платно ездит на вызовы, связанные, в основном, с теми же хроническими заболеваниями. Там имеют полное право отказать в вызове, если он не соответствует их профилю работы. Часто частные клиники обслуживают массовые мероприятия вроде концертов или футбольных матчей.

«Главное – это не терять самообладание в «нервные» моменты и не поддаваться панике», говорит Пушнина

— Государственную скорую помощь многие молодые специалисты рассматривают лишь как место для практики, чтоб приобрести опыт и стаж. К сожалению, — добавляет Пушнина, возвращаясь с фотосессии.

Она говорит: действительно, в этой стрессовой профессии довольно быстро наступает профессиональное выгорание. Но здесь есть медики, которые работают в экстренной помощи по 30, а то и 40 лет.

— Главное – это не терять самообладание в «нервные» моменты и не поддаваться панике, — советует Пушнина. И в который раз говорит, как сильно ей нравится ее работа.

#Киев #медицина #скорая помощь #украинские медики
ПОДЕЛИТЕСЬ В СОЦСЕТЯХ
еще рано уходить, это еще не все
«Человек должен дозреть до этого». Как ветеран АТО начал выращивать клубнику
«Если бы нас воспринимали так же, как и других людей». Рассказ ВИЧ-позитивной матери двоих детей
«Я б не вживав фразу «людина з обмеженими можливостями»
Ваш звонок очень важен для вас. Репортаж о работе горячей линии первой психологической помощи
load more
еще чуть-чуть